Новости

16.10.2020

Агрострахование. Регион в режиме «ЧС»

В этом году аграрии несут потери не только из-за пандемии коронавиру­са. По ним больно ударила и экстремальная засуха. В 16 районах Новоси­бирской области была объявлена чрезвычайная ситуация. На значительной части территорий урожайность сельскохозяйственных культур снизилась, а на площади 195 тысяч гектаров посевы погибли. Кто компенсирует сельхоз­производителям понесенный ущерб?

Потери оценены

Этот вопрос актуален сегодня для многих хозяйств нашего ре­гиона. «Только прямой ущерб — понесенные хозяйствами затраты на семена, удобрения, проведение весеннего сева на пострадавших сельхозугодиях -— оценивается в полмиллиарда рублей. В целом же, с учетом недобора урожая, эконо­мические потери могут превысить пять миллиардов рублей», —- отме­тил министр сельского хозяйства Новосибирской области Евгений Лещенко.

Директор департамента рас­тениеводства, механизации, хи­мизации и защиты растений Минсельхоза РФ Роман Некрасов, побывавший с инспекционной поездкой в некоторых районах Омской, Новосибирской областей и Алтайского края, подтвердил факт серьезного повреждения и гибели части сельхозкультур. И на видео-селекторном совещании, проходившем у полномочного представителя Президента РФ в Сибирском федеральном округе, сообщил, что сельхозпредприя­тиям Алтайского края, пострадав­шим от засухи, будет оказана госу­дарственная поддержка в размере около 300 миллионов рублей.

Кто «заслужил» господдержку?

Рассчитывали на господдержку и новосибирские аграрии. Однако далеко не все смогут ее получить. Согласно требованиям законода­тельства, пострадавшие хозяйства в течение месяца от даты объяв­ления режима ЧС могли подать в Минсельхоз России свои заявки на получение мер поддержки.

А вот здесь-то и возникает пре­словутое «но»... Но рассчитывать на полное возмещение понесенно­го ущерба могут только те пред­приятия, которые осуществили страхование посевов. «К сожале­нию, в нашей области пока еще незначительный процент посевов застрахован, — подчеркнул ми­нистр сельского хозяйства. — Воз­можно, сказывается негативный опыт ранее заключенных догово­ров страхования. Кроме того, у страховщиков достаточно высокие требования к системе земледелия на предприятии, к наличию специ­алистов, наличию технологических карт и т. д. Чтобы подтвердить нанесенный природой ущерб, хо­зяйству необходимо доказать, что самими аграриями все агротехнологические приемы были выпол­нены качественно и в оптимальные сроки. Пока еще не все готовы за­ключить договоры страхования на таких условиях».

Проблема, ставшая вновь актуальной

Тем не менее, по оценке ми­нистра, агрострахование в Ново­сибирской области набирает обо­роты. Если в 2018 году у нас было «ноль» застрахованных площадей посевов, то в 2019 — 15 тысяч гек­таров, в 2020 году — уже 20 тысяч гектаров. Правда, от почти полуто­ра миллионов гектаров зерновых и зернобобовых культур это более чем «скромная» цифра — доли процента!

Под защитой правительства

Конечно же, власти регио­на помогают хозяйствам пре­одолеть последствия засухи, ко­торые негативно отразились не только на растениеводстве, но и на животноводстве — на реше­нии такой актуальной задачи как обеспечение животных кормами и сохранение поголовья в зим­не-стойловый период. Поэтому меры поддержки правительства Новосибирской области направ­лены на субсидирование затрат на доставку кормов. На особом кон­троле в регионе, по словам мини­стра сельского хозяйства Евгения Лещенко, первоначально было 54 наиболее пострадавших пред­приятия, а также девять муници­пальных образований, где был отмечен недостаток кормов для частного сектора. Уже в сентябре правительство области направит животноводческим хозяйствам, сильнее всего пострадавшим от засухи, субсидии свыше 200 мил­лионов рублей.

Что в «сухом остатке»?

Чрезвычайная ситуация это­го года еще раз убедительно под­твердила необходимость и целе­сообразность страхования посевов в зоне рискованного сибирского земледелия. И второе. Она по­казала, что необходимо срочно вносить готовящиеся изменения в федеральное законодательство. В настоящее время их разрабатыва­ет Минсельхоз России совместно с Национальным союзом агростра­ховщиков. Если предложенные меры будут реализованы, то уже в 2022 году ситуация в агрострахова­нии может измениться. При этом ожидается, что нагрузка на агра­риев по оплате полиса снизится, а порядок осуществления страховых выплат упростится. Будем ждать и надеяться.

Анатолий Степанов, генеральный директор ООО «Соколово», кандидат экономических наук:

— Проблема агрострахования стоит на повестке дня не первый год. Несколь­ко лет назад по этой теме по заданию полномочного представителя Прези­дента РФ в СФО была создана рабочая группа, в которую вошли и страховате­ли, и страховщики. Она должна была выработать свои предложения для но­вого закона по агрострахованию. Мы эти предложения сформулировали и отправили в Госдуму. К сожалению, в проект нового закона ничего из пред­ложенного нами не вошло. И сегодня мы имеем неработающее законода­тельство и неработающую систему агрострахования. Главный механизм, который там заложен, оставлен от предыдущего закона.

Страхователи никак не заинтересова­ны в том, чтобы страховать свои по­севы, свой будущий урожай. В этом году сельхозпроизводители 16 рай­онов Новосибирской области из-за экстремальной засухи вновь попали в режим ЧС, что они уже проходили в 2012 году. Тогда тоже в ряде районов региона был объявлен режим ЧС, про­водилась работа по фиксации потерь, делались фотографии уничтоженных засухой полей, производились расче­ты убытков. Все это не сработало. Раз­билось о несовершенство закона об агростраховании, в котором заложен нефункционирующий механизм. Там сложнейшая схема доказательства события страхового случая. Стра­хователь никогда не докажет, что он у него произошел. И значит, страхо­ватель не имеет права претендовать на возмещение потерь. Это является главным тормозом к тому, чтобы сель­хозпроизводители страховали свои поля. Да и стоимость страхового по­лиса для крестьянина сегодня практи­чески неподъемна.

У аграриев отсутствует заинтересо­ванность в агростраховании. Ведь даже если я застрахую свои поля, то государство в случае ЧС возместит мне 50 процентов страховой премии. Если она у меня десять миллионов, то пять миллионов мне вернут. А ущерб у меня составил 70 миллионов! И кто будет страховаться?! Это может за­интересовать только страховщика. С ним будет рассчитываться не только страхователь, но и государство. По­этому это односторонняя заинтересо­ванность. И пока не изменится зако­нодательство, проблема не сдвинется с места.

Сегодня надо кардинально изменить закон об агростраховании. В него дол­жен быть заложен механизм много­летних показателей урожайности. Причем — адресный. Это конкретное поле, конкретная культура. И кон­кретный агрокомиссар, который на протяжении ряда лет ведет наблю­дения и может подписать акт, что это поле уничтожено. И далее я с этим документом обращусь в страховую компанию, и она тут же выплатит мне страховое возмещение. И все. Так должно быть в идеале. Тогда все по­бегут страховаться.

Но есть еще один нюанс. Никакая страховая компания, будь она даже очень мощная, никогда эти природные катаклизмы не «потянет». Это должны быть государственные обязательства, что тоже должно быть прописано в за­коне. Если вводится режим ЧС реги­онального масштаба, как это произо­шло ныне в Новосибирской области, то такие убытки никакая страховая фирма не покроет.

А вообще, агрострахование — это колоссальный резерв, колоссальная поддержка. От того, что сегодня этот закон не работает, проигрывают не только крестьяне, не получающие расчетный урожай, потери несет и бюджет региона. Это неизбежное по­нижение его экономического потен­циала, потому что нет налоговых от­числений. И для государства это тоже финансовые потери.

Свой комментарий по данной теме на запрос редакции газеты «Честное слово» дает генеральный директор АО СК «РСХБ-Страхование» Сергей Иванович Простатин:

Сколько договоров было заключено со страховщиками Новосибирской области, пожелавшими своевременно застраховать свои поля?

— За девять лет своего существования филиал АО СК «РСХБ-Страхование» в г. Новосибирске выстроил партнерские взаимоотношения с большим количе­ством сельхозтоваропроизводителей области.

За девять месяцев 2020 года филиал АО СК «РСХБ-Страхование» в Новосибирской области за­ключил договоры страхования урожая, в том числе с государственной поддержкой, на 435 млн рублей ответственности.

Почему сегодня, в условиях действующе­го законодательства, страховым компани­ям невыгодно (или даже практически не­возможно) покрывать финансовый ущерб предприятиям, пострадавшим из-за погод­ных аномалий и потерявшим урожай или часть его?

— Текущие условия страхования, как по класси­ческим договорам, так и по договорам страхования с государственной поддержкой, покрывают риск воздействия природных явлений и стихийных бед­ствий — атмосферной засухи, почвенной засухи, заморозков, вымерзания, выпревания, града, по­ловодья, переувлажнения почвы и многих других.

Таким образом, предприятия, которые застрахо­вали свой урожай, в случае его утраты получают страховые выплаты в строгом соответствии с усло­виями страхования. Другой вопрос, что те, кто не застраховал свои посевы, не могут претендовать на государственную поддержку в случае утраты урожая и объявления режима ЧС на территории расположения хозяйства.

За 2019 год АО СК «РСХБ-Страхование», в целом, выплатило 660 млн рублей по договорам страхова­ния урожая. Одна из крупных выплат составила 94 млн рублей и была произведена по факту гибели урожая в результате почвенной засухи. За девять месяцев 2020 года выплаты уже составили 279 млн рублей.

Необходимо ли создавать для этого до­полнительный государственный гарантий­ный фонд?

— В настоящее время Минсельхозом России раз­рабатываются изменения в федеральный закон, которые позволят сделать более доступными дого­воры сельхозстрахования с господдержкой на слу­чай объявления в регионах режима чрезвычайной ситуации. Аграрии смогут получать страховое воз­мещение в случае наступления страхового случая в результате воздействия чрезвычайных ситуаций природного характера. Так, согласно нововведе­нию, объявление в регионе ЧС будет считаться страховым случаем.

Опубликовано в газете «Честное слово» №41 (1228) 14 октября 2020 г.


Возврат к списку